©2018 Учебные документы
Рады что Вы стали частью нашего образовательного сообщества.

Дарнлей: Где ты? Я не знаю, где ты? - Между слов и строчек, Среди чужих пророчеств – Среди иных и прочих - Мария


Дарнлей:

Где ты?

Я не знаю, где ты? -

Между слов и строчек,

Среди чужих пророчеств –

Среди иных и прочих -

Мария:

Где ты?

Я не знаю, где ты? –

Плачу и ликую,

Тоскуя, торжествую?

Зачем тебя ищу я?

Мария и

Дарнлей

:

Где ты?

Запахи и звуки,

Голоса и руки,

Века, часы, минуты –

Все дальше голос твой.
Мария подходит к Дарнлею и проводит рукой по его щеке. Он приходит в себя. Мария берет еду со столика и начинает кормить его из своих рук.

Дарнлей:

(улыбнувшись) Как раньше… (Тяжело вздыхает.)

Мария

: Скоро ты поправишься…

Дарнлей:

Как странно – еще пять минут назад я злился на тебя, считая тебя причиной всех своих бед. Но ты пришла - и я снова счастлив…
Снизу доносятся слабые звуки шагов, сопровождаемые каким-то непонятным гулом, будто там что-то катят или волокут по полу.

Дарнлей:

Что это?! (приподнявшись с подушек) Ты слышишь?

Мария:

Должно быть, слуги приводят в порядок мою комнату.

Дарнлей:

Не-е-ет!.. Это они! По Эдинбургу ходят слухи. Заговорщики не дремлют, они уже наняли исполнителей.

Мария:

Что за причуды, Генри. Нет никаких заговорщиков. Ты внушил это себе, а на самом деле...

Дарнлей:

Я верю тебе, любимая, верю. Кроме тебя я не доверяю никому. Никому, слышишь. Я знаю - ты одна моя защитница. Пусть попробуют, пусть только попробуют! Они мне за всё заплатят. За всё! (Вскочив, схватив шпагу, возбужденный мечется по комнате, почти стонет) За всё… (Неожиданно бросает шпагу, падает на колени и обнимает Марию) Не оставляй меня! Мне страшно.

Мария:

Чего? Чего ты боишься, милый?

Дарнлей:

Остаться без тебя. Того, что ты завтра не придешь. Но ты ведь придешь? Придешь?

Мария:

Генри! (Плачет и обнимает его) Мальчик мой, что же ты…

Дарнлей:

Мало ли твоих подданных против тебя согрешило, и ты всех простила, а ведь я еще так молод. Отныне единственной целью моей жизни будет верная служба моей королеве. Если ты простишь меня, клянусь, я клянусь, я не заставлю тебя жалеть об этом. И мне ничего от тебя не нужно, только чтобы мы, как верные супруги, делили кров и ложе... Бог видит, как жестоко я раскаиваюсь за то, что натворил... Почему ты молчишь?

Мария:

(с пересохшим горлом) Какого ответа ты ждешь от меня? Ты сам себе уже все сказал… Мне пора.

Дарнлей:

Да, да, понимаю... Иди, если должна. Но дай мне хоть какое-нибудь заверение твоей любви, какую-нибудь безделицу в знак того, что придешь завтра и больше никогда меня не покинешь. (Внезапно сорвавшись с места) Кольцо! Кольцо, которое я подарил тебе! Оставь его мне!

Мария:

Нет, нет!!! Дарнлей подбегает к Марии, снимает с ее руки перстень и прижимает к сердцу. Мария вырывается из его объятий и поспешно направляется к выходу.

Дарнлей:

Мария!
Мария, побелевшая от напряжения, вцепляется рукой в ручку двери.
____________________________________________

Сцена XXI. Смерть короля (продолжение)


Дарнлей: (один) Ночь… вновь со мной моя тоска.

Прочь от себя я гнать ее устал.

Но ты опять со мной…
Да, Мария, я убийца, ну так что же?

Но скажи мне, кто безгрешен - ты, быть может?

Ты, быть может?

Кто же? Кто же?


Да, Мария, я – убийца, ну, так что же?

Это грех по молодости, знает Боже…

Знает Боже…

Знает Боже…


Страх мне сердце рвет на части, видит Боже,

Ах, Мария, я несчастен, кто поможет?

Ты, быть может?

Ты, быть может?


Дом потрясается чередой мощных взрывов, Дарнлей ранен
Кровь с рук моих уже не смыть.

Вновь я пытаюсь все забыть,

Ведь ты опять моя…

Ты опять моя…


День все расставит по местам.

Страх канет в лету. Я не буду сам,

Ведь ты опять со мной…
Ты меня простишь, родная. Вот что будет -

За грехи мои меня господь осудит…

Будь, что будет…

Будь, что будет…


Ах, Мария, как я каюсь, видит небо.

Ты спасешь меня? Я знаю, знаю это…

Нет ответа?

Как же… это?…


Дарнлей стоит в оцепенении. Неведомая рука направляет дуло мушкета к виску Дарнлея. Выстрел… ____________________

Сцена XXII. Лорды (Лорды, позже Мария и стражники)


Шотландские лорды заполнят зал заседаний. Лорд Аргайл (в свое время, подстрекавший Марию к убийству Дарнлея) становится за кафедру и обращается к ним с речью, то и дело прерываемой возгласами других лордов. Его голос, от фразы к фразе, становится все более и более грозным.

Аргайл:

Уважаемые лорды,

Здесь вопрос предельно ясен -

Мы должны судить убийцу.

Ясно это или нет?


Вся Шотландия протестует,

Все сословия негодуют.

Мы должны судить убийцу -

Ясно вам, милорды ли нет?


Лорды:

Ка’зни, ка’зни, ка’зни!

Требуем ка’зни!


Аргайл:

Мария - убийца!

Лорды:

Мария - убийца!

Мелвилл:

Ей в вину вменяется убийство мужа.

Обвинение это вовсе не заслужено.

Босуэл всему виной – коварный граф!

Он немедля должен быть лишен всех прав.


Арран:

Королева еще не сняла свой траурный наряд, а на том самом месте, где всего лишь месяц назад отпевали убиенного Генри Дарнлея, она сочетается браком с человеком, злодейски прикончившим шотландского короля!

Мелвилл:

Однако, она – помазанница божья, а значит, не подвластна суду смертных. У лордов нет права судить королеву, не равную им по сану и по рождению. Тем более что Мария – сестра Елизаветы! Вам всем известно, что может предпринять английская королева, дабы отомстить за ту, кого не сумела спасти!
Входит Мария. Лорды умолкают и после некоторой паузы преклоняют колени.

Мария:

(Лордам) Вы хотели меня видеть, милорды?.. Не можете без меня обойтись? Что же вы приумолкли? Или ваше оружие – это только острый нож в подворотне? Изменники! Стража! На помощь королеве! 
В зал врываются стражники. Они обнажают мечи.

Мария:

(стражникам) Измена в моем собственном дворце! Объявить тревогу! Известить Эдинбург!
Стражники, в нерешительности, ждут дальнейших указаний.

Аргайл:

(поднявшись с колен, ухмыляясь, обращается к стражникам) Ваша королева – шлюха.

Лорды:

(повторяя за Аргайлом, сначала почти шепотом, а потом всё увереннее и увереннее) Королева – шлюха, королева – шлюха, королева – шлюха, королева – шлюха…
Стражники пятятся и прячут мечи в ножны. Мария стоит молча, закрыв глаза.

___________________________

Сцена XXIII. Мария и Босуэл


Шотландский лагерь вблизи Эдинбурга. Мария в коротком боевом килте и с мечом в руке. Издали приближается кавалькада всадников. Среди них Босуэл. Спешившись, он подбегает к Марии.

Босуэл:

(задорно) Мэри, у нас больше нет гвардии. Представляешь, эти шакалы разбежались, как только завидели воинство твоего братца. Садись, скорее, нам нужно успеть скрыться до заката!.. Мария, ну что же ты?! Скорее!

Мария:

Все кончено, милый…

Босуэл:

Ничего не кончено! Мы отправимся в Данию, соберем войска, вернемся и уничтожим всю эту свору.
Мария молчит.

Босуэл:

Ты что же, хочешь сдаться Мюррею?

Мария:

У тебя есть сутки, чтобы покинуть Шотландию – это его условие. (Мария протягивает Босуэлу бумагу.)

Босуэл:

(не читая) Мэри – это самоубийство!

Мария:

Он – мой брат. Меня он не тронет.

Босуэл:

А я твой муж! И я убью его, будь он хоть трижды твоим братом!

Мария:

Ненужно больше никого убивать…

Босуэл:

Неужели после всего того, что произошло, ты еще веришь людям?

Мария:

Ты будешь служить мне верой и правдой, Джеймс Босуэл?

Босуэл:

Мэри, родная моя, послушай, еще можно все исправить…

Мария:

Ты будешь служить мне верой и правдой, Джеймс Босуэл?

Босуэл:

(после некоторой паузы) Да, королева.

Мария:

Чтобы ни случилось?

Босуэл:

Чтобы ни случилось. Словно приказ, звучат последние фразы Марии. Босуэл, повинуясь, пришпоривает коня и уносится вдаль.

Мария:

В этом городе

От меня ничего не осталось –

Лишь усталость

ложится на плечи.

Напрасно ты

каждый день ищешь руки мои

в немой толпе бесчисленной

безнадежно, бессмысленно -

я ушла, не то чтобы навечно,

но надолго.

Прощай!

Ты будешь мне сниться.

Я буду молиться,

молиться и каяться.

Ни к чему не ведущие улицы

длятся и тянутся

глухим одиночеством,

печальным пророчеством.


Было лето.

Было – нету.

Бесталанно всё кануло в Лету.

Так умирают и гибнут цветы

и объятья слабеют. Не ты, не ты

тому виной… Сейчас сорвусь.

Скорей беги. Не видишь? –

я скрываю грусть

(не то чтобы, в чаяньях)

но отчаянно!

Прощай!


Ты будешь мне сниться.

Я буду молиться,

молиться и каяться.

Ни к чему не ведущие улицы

длятся и тянутся

глухим одиночеством,

печальным пророчеством.

_______________________

Сцена XXIV. Сделка. (Елизавета и Мюррей)


Тайная комната во дворце Елизаветы. Елизавета одна. На столе откупоренная бутылка вина и бокалы. Елизавета удивительно спокойна. Входит Мюррей.

Мюррей:

(входя и почтительно кланяясь) Государыня!

Елизавета:

Милорд, прошу вас. Я вижу, под плащом у вас отточенный клинок – кого-то закололи или только собираетесь?

Мюррей:

(парируя) Вино отравлено? Оба смеются, осторожно берут бокалы с вином и выпивают из них.

Елизавета:

Что за времена настали – кругом одни заговоры, покушения. Все, словно посходили с ума. Ах, милорд! Жить в постоянном страхе – это невыносимо, так больше не может продолжаться!

Мюррей:

Генрих Дарнлей убит.

Елизавета:

Как, какой ужас! Бедная Мария, бедная Мария! Что же теперь будет? Всё, довольно. Я не желаю больше ничего слышать. Дело зашло слишком далеко. Моя репутация. Я больше не желаю иметь с вами никаких дел. Вам ясно? Убирайтесь!.. Вы были правы: Мария и я – сестры и, в конце концов, нам нужно встретиться и подружиться.

Мюррей:

Каким образом? Вы хотите посетить Шотландию?

Елизавета:

Я не знаю! Я не знаю!

Мюррей:

Ну, тогда пригласите ее к себе, в Англию.

Елизавета:

Как в Англию, зачем в Англию?

Мюррей:

Чтобы предоставить ей политическое убежище.

Елизавета:

Убежище? В Англии? Эта женщина сеет смерть всем, кто к ней приближается.

Мюррей:

Спасите свою сестру. Нашу сестру. Иначе этот ужас никогда не закончится.

Елизавета:

А ты осмелел, Джеймс. Чего ж ты хочешь взамен? Может быть, английскую корону? (Паясничая) Тогда возьми меня в жены. Женись на побитой молью королеве! Может, в конце концов, я тоже сумею кого-нибудь полюбить!

Мюррей:

(невольно оттолкнув ее) Простите меня… вы знаете, чего я хочу, Ваше Величество - регентство и полную власть над Шотландией. Ну… почти полную.

Елизавета:

Меня обвинят в предвзятости.

Мюррей:

Кто будет жить во имя других?

И умирая, оставит нам жизнь в наследство?

Кто будет сожжен в хладнокровном огне тупиц?

И утонет в водах отчаяния и бедствия?

Кто будет заражен чумой боязни мира?

И задохнется от отсутствия друзей?

Спокойно слушать ночью, как играет лира?

Бессонно метаться на ложе боли своей?

Чей язык будет шпагою в споре?

Приведут к миру чьи нас слова?

Кто умрет здесь за правду игриво?

Кто будет заперт в тюрьме самого же себя?

Пора платить по счетам, по счетам, по счетам

Уже готов для нее пьедестал, пьедестал,

На пьедестале убийца на все времена

Ей первой быть среди них навсегда, навсегда!

Елизавета:

Будет кто’ желать добра, жаждать справедливости?

Вместе:

В сумасшедшем состоянии просить у Бога милости?

Елизавета:

Жена убила мужа не по своей воле…

Мюррей:

И все же,

Кто перед ней на колени упасть посмеет и сможет,

Произнеся молитву не закрыв глаза?

Какой гуманный план оправдает столько зла?


Елизавета:

Господи!

Когда в своем списке милосердия ты дойдешь

До измученной души моей?

Мюррей:

Моя истина проста -

Если ты сильнее – убей!


Вместе:

Пора платить по счетам, по счетам, по счетам

Уже готов для нее пьедестал, пьедестал,

Убийца там или жертва на все времена

Но важно чтоб навсегда, навсегда, навсегда!

Елизавета:

(подойдя к Мюррею, нежно треплет его за волосы) Как же я похожа на нее.

Мюррей:

(меланхолично) Ты же никогда ее не видела.

Елизавета:

Ее портрет… посмотри, Джеймс. Вглядись в эти черты. Видит бог, я никогда не желала ей смерти.
Оба, вдруг, словно опомнились.

Мюррей:

(в официальном поклоне) Государыня!

Елизавета:

(так же) Милорд! (Расходятся.)

Мюррей:

(в сторону) Актриса.

Елизавета:

(в сторону) Иуда.
Расходятся

_________________________________

Сцена XXV. От автора


После низложения Марии Стюарт, Джеймс Мюррей стал полновластным правителем Шотландии. Три года спустя он был сражен выстрелом наемного убийцы. Аргайл, Лесингтон, Рутвен, Дуглас, многие другие лорды, бароны и графы – все те, кто любил или ненавидел Марию Стюарт, умерли насильственной смертью. Одни сложили голову на плахе, другие, убирая друг друга с дороги, в конечном счете, истребили друг друга!

После убийства Дарнлея, Босуэл женившись на Марии Стюарт, пробыл королем Шотландии пять месяцев. Вскоре он вынужден был бежать из страны и сдаться датскому королю Фредерику II, в свое время сватавшемуся к Марии Стюарт. Через одиннадцать лет заключения он умер в результате психического расстройства.

Мария Стюарт провела в английском заключении девятнадцать лет и по приказу Елизаветы была обезглавлена 8 февраля 1587 года. Похоронена в соборе Питербороу. В 1612 году ее останки были перенесены в усыпальницу английских королей, в непосредственной близости от могилы Елизаветы Великой. Две королевы, две женщины, которые в жизни упорно избегали друг друга и ни разу не глядели друг другу в глаза, ныне, как сестры, покоятся рядом во все уравнивающем священном сне бессмертия.
__________________________________

Эпилог


Комната Марии Стюарт. Мария неподвижно сидит за столом. Поодаль у окна стоят четыре Марии - ее фрейлины. Они тихо всхлипывают. Стук в дверь. Мария Стюарт надевает красные перчатки по локоть. Повторный стук. Она молча встает из-за стола и направляется к двери. Фрейлины с опущенными головами следуют за ней…

Мария:

Как же, что же?..

Слуги, вельможи…

Отче, ты будешь строже,

Знаю, и все же…

В небе алом…

Амен, амен…

Прости меня!..

Боже правый,

Что за слава?
Мария в сопровождении стражей и фрейлин идет по многочисленным коридорам. Наконец, она входит в большой и светлый зал. Посреди зала – плаха. Мария останавливается перед лестницей на эшафот. На ступенях стоит маленькая девочка.

Девочка:

(Марии) Ты боишься?

Мария:

Двадцать лет в ожидании казни? Нет. Не так Мария страшится умереть, как Елизавета убить ее.

Девочка:

Тогда что же?

Мария:

Мои ревматические ноги – наверно, это будет ужасно смешно, когда я начну карабкаться по этим ступенькам.

Девочка:

Разве об этом сейчас нужно думать? «Никогда не опускай головы» - ты что, забыла?

Мария:

Очень сложно не опустить голову, когда идешь на плаху.

Девочка:

В твоем конце твое начало.

Мария:

В моем конце мое начало…

Девочка:

Я помогу, я рядом, не бойся.
Мария протягивает девочке ладони. Девочка берет ее за руку, и они вместе поднимаются по бесконечным ступеням.

Мария:

Руку, дай мне руку.

Закрой мои глаза.

Это не разлука,

Мы – одна душа.

Счастье было близко…

Осталось далеко,

Все перипетии

Снегом занесло

Души пропадают

От сердечных ран.

Горькими слезами

Плачет океан.


Не печалься, крошка,

Души бог ведет…

В следующей жизни

Может, повезет…


Руку дай, подружка,

Посмотри в глаза.

Это не разлука.

Ты - душа моя!

__________________________ Харьков-Одесса, 2010-2012 гг.

_______________________________________________________________________________________

Copyright ©Alexey Kolomiytsev, Anna Kiseleva 2012 // all right reserved


?


elmi-srlr--2017--7-88---4.html

elmi-srlr--2017--7-88---44.html

elmi-srlr--2017--7-88---49.html

elmi-srlr--2017--7-88---53.html

elmi-srlr--2017--7-88---58.html